ВЫПУСКИ


№ 1(30) 2018 г.
Вышел 1.04.



№ 4(29) 2017 г.
Вышел 1.01.



№ 3(28) 2017 г.
Вышел 1.10.




№ 2(27) 2017 г.
Вышел 1.07.




№ 1(26) 2017 г.
Вышел 1.04.




№ 4(25) 2016 г.
Вышел 1.01.




№ 3(24) 2016 г.
Вышел 1.10.




№ 2(23) 2016 г.
Вышел 1.07.




№ 1(22) 2016 г.
Вышел 1.04.








Google Scholar


ПАРТНЕРЫ















Тематический план следующих выпусков

 

№ 2 (31) 2018: Русская революция: визуальный нарратив

Приглашённый редактор выпуска

pict Виктория Олеговна ВАСИЛЬЕВА
Доцент Школы культурологии Факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Москва, Россия); доцент, кандидат философских наук.

1917-й год является одним из ключевых "образов-воспоминаний", напрямую влияющих на формирование "политики идентичности" в СССР, постсоветской России и за её пределами. 100-летний юбилей русской революции стал поводом для разговора о возможностях визуальных и аудиовизуальных медиа в решении задач репрезентации событий 1917-го года, а также о функциях популярных медиа-форматов, связанных с ретрансляцией исторических сюжетов, образов и тем. Конструирование публичного образа революции затруднено: она представляет собой "растворенное" действие, идентифицируемое скорее по политическим и социальным следствиям, и сделать из неё узнаваемый образ представляется возможным только при посредстве специальных коммеморативных практик и разработанного для этих практик комплекса конвенций и кодов визуальной репрезентации. Для выявления такого рода кодов и конвенций необходимо обратиться к примерам из области художественной визуальной культуры советского и постсоветского периода - примерам, демонстрирующим различные способы воздействия на формирование коллективной памяти о революции на разных исторических этапах. (В число таких примеров, безусловно, попадает феномен "исторического фильма" как одного из главных факторов формирования "национального мифа"). Авторам выпуска предлагается рассмотреть в сравнительной перспективе кино-, теле-, и другие формы медиатизации культурной (социальной) памяти, выявить их историко-эстетический генезис и роль в конструировании и трансформации образа обсуждаемого события.
В методологическом плане изучение трансформации популярных представлений о русской революции предполагает опору на такие направления как публичная история, исследования памяти, исследования медиа, narrative studies, film studies и visual studies. Объектом исследования могут выступать как традиционные (плакаты, фотографии, кинофильмы, телесериалы), так и цифровые (архивы, исторические сайты, лонгриды и др.) способы конструирования истории. Один из основных ракурсов исследования мог бы заключаться в поиске ответа на вопрос о том, как ставка на "единую историю" в СССР и постсоветской России, приводя к увеличению количества медиапроизведений и актуализации интереса широких аудиторий к истории, выдерживает столкновение со способностью популярной культуры "смешивать смыслы" и изготавливать гибриды, состоящие из компонентов разных коммеморативных пластов (в связи с чем образы, задуманные как непротиворечивые, начинают сочетать в себе весьма разнообразные черты).
Намечен, тем самым, следующий круг вопросов для обсуждения:

  • Образ Октября в процессах ремедиатизации (от плаката до Интернета)
  • Локальное, национальное и транснациональное в визуальных репрезентациях революций 1917 года
  • Исторические персонажи революций 1917 года и гражданской войны: трансформации художественных образов
  • Место кинематографа в системе культурных форм мемориализации революционных событий 1917 года
  • Трактовка образа революций 1917 года в контексте меняющихся видов, стилей, жанров и школ экранного искусства
  • Воздействие событий 1917 года на художественную и организационную составляющие кинематографического процесса
  • Трансформации советской исторической политики и их отражение в "зеркале экрана"
  • Октябрьская революция и Великая Отечественная война 1941-1945 гг. как ключевые "образы-воспоминания" в советской и постсоветской культуре: символы, значения, связи
  • Вытесненная память: Февральская революция 1917 года
  • "Войны памяти" в пространстве советской и постсоветской визуальной культуры

Материалы принимаются до 10.05.2018

 


 

№ 3 (32) 2018: Герой в культуре

Приглашённый редактор выпуска

pict

Франциска ФУРТАЙ
Профессор, доктор искусствоведения, Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина (Санкт-Петербург, Россия)
Член Союза художников РФ

Этот номер журнала посвящается Честеру Беннингтону как яркому примеру медиа-героя в современной культуре


Историю мировой культуры нельзя представить без её главного действующего лица – Героя. Исторически сложилось так, что слово «герой» имеет два этимологических толкования. Одно из них, более позднее, означает «действующее лицо», персонаж любого произведения искусства, будь то танец, живопись, скульптура, литературное произведение или кино. Изначальный смысл слова «герой» восходит к индоевропейскому корню «hier, hr, her», что объединяет его с такими понятиями как «hierarhiae, haute, high» – «иерархия, высота, верх», открывая древнейшую семантику слова. В вертикальной картине мира, создаваемого мифопоэтическим сознанием, Герой – это тот, кто объединяет все миры – от божественного верха до посмертного мрака. Герой – это «связка» миров в единое мироздание, и в этом смысле явление героя для древних было явлением не только глубоко религиозным, но и имевшим важный мировоззренческий посыл.
Закономерно поэтому, что проблема Героя находилась в фокусе внимания с античных времён. Так Платон и Аристотель размышляли в своих трактатах о тех качествах человека, которые могли сделать из него героя, полагая его идеалом, воплощавшим лучшие из известных человеческих добродетелей. В последующие эпохи Средних веков и Возрождения интеллектуальной рефлексии проблемы Героя и героизма не было, однако это не означало, что героев как исторических (от Карла Великого до святого Франциска, от Жанны д`Арк до Колумба), так и художественных (от Сида до Парцифаля, от короля Артура до Гаргантюа) не существовало в ткани культуры. Отсутствие рефлексии определялось спецификой исторической эпохи, продуцирующей иные антропологические концепты. Тем не менее, к концу Средневековья сложился архетипический образ идеального Героя – «Рыцарь без страха и упрёка».
Проблема сущности героизма и его носителей – героев – вновь встала в Новое время и эпоху историзма, когда появлялись труды Джордано Бруно, Томаса Карлейля, Армана Рено, Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. В частности, работы последнего имеют большое значение для понимания диалектики общества и тех исторических героев, которых оно порождает на разных этапах своего развития.
Герой как культурное явление настолько многогранен, что исследования этой темы велись в различных областях гуманитарного знания, в частности, в области психологии, культурологии, социологии, филологии (работы К.Г. Юнга, К. Абрахама, О. Ранка, Г. Закса, Дж. Хендерсена, Г. Тарда, Г. Лебона, К. Леви-Строса, Д. Фрезера, Д. Кэмпбелла, М. Элиаде, Э. Фромма, К. Ясперса, Х. Арендт, М. Мосса, Ж.Ж. Руа, Ф. Кардини, Ж. Флори, и др). Свой оригинальный вклад в историю изучения образа Героя и категории героического внесла и русская мысль (труды Н.К. Михайловского, С.Н. Булгакова, П. Сорокина, И.А. Ильина, В.Я. Проппа, А.А. Потебни, Б.Н. Путилова, Е.М. Мелетинского, А. Ф. Лосева, А. А. Тахо – Годи, Н.К. Рерих, Л.В. Шапошниковой, М.С. Кагана, В. П. Бранского, В.С. Барулина, А.В. Павлова, И.Т. Касавина, О.А.Бабенко, Л.Д. Гусаровой и др).
Особый русский акцент в изучении проблемы Героя в культуре – это появление работ педагогической направленности. Так, ещё в 1909 году учёный-педагог А.Н. Черняев в статье, посвящённой воспитательной системе, вывел образ Героя в качестве образца-цели, к которому должен стремиться в своей работе педагог и его воспитанники. Тема Героя в воспитании весьма популярна среди российских исследователей и в настоящее время (исследования А.А. Бодалева, Э.Ф. Семеновой, Г.А. Кривощековой, В.Д. Плахова, С.Ю. Смирнова, И.М. Суравневой, Р.Д. Лукьяновой, М.И. Воловиковой, М.Г. Казакиной, В.Э. Чудновского).
Тема Героя и героизма по-прежнему актуальна среди зарубежных исследователей, здесь можно выделить работы Ю. Мисимы, Ю. Китаямы, Б. Казенса, Н. Коупленда, С. Кука, Д’ Арну др.)
Tempores mutantur et nos mutantur in illes! Глобальные информационные сети породили новый тип Героя. Подобно тому, как в современной архитектуре архетипы «Дня» и «Ночи», представленные в традиционном строительстве стеною и окном, соединились в стеклянной стене, так и медиа-герой объединил в себе ранее не соединимое. С одной стороны, в медиа-герое присутствует традиционное триединство атрибутов Героя – сотериологических, адоративных и симилярных. С другой стороны, медиа-герой функционирует через информационный имидж (а не непосредственно личностно), он утратил сакральность и выступает в качестве объекта квазикульта, медиа-герой синтезирует/сублимирует элементы различных культур, зачастую выходя на уровень метакультуры. Наконец, медиа-герой в нравственном плане предстаёт как этический амбивалент. (Christopher Lasch).
Наконец, в последние три десятилетия идут попытки (во всяком случае в художественной сфере) разрушить онтологическую идентичность Героя (имеется ввиду современный гипермиф о цивилизации Боргов, разрабатываемый уже более 30 лет). Небезынтересны, в этом смысле, работы таких авторов, как M. Shermer, A. Schuller, M.W. Jacson, Patrick T. Jackson, Daniel H. Nexon, Thomas A. Georges.
В силу многогранности и длительности присутствия Героя в ткани культуры, изучение данного феномена происходит на разных философских основаниях, в разных гуманитарных дисциплинах, с разных методологических подходов, по-существу, являя собой междисциплинарные исследования, которые, однако, до сих пор не обрели общей мыслительной стратегии в связи с новыми цивилизационными факторами.
Мы надеемся, что в материалах этого номера журнала найдут своё отражение поиски этой мыслительной стратегии, экзистенциальная глубина и многогранность проблемы Героя в культуре, требующая объединения усилий исследователей из разных отраслей гуманитарного знания в новых социокультурных условиях. Надеемся, что будет представлена интеллектуальная картина во всём своем разнообразии, отражающая острую актуальность и бытийственную важность данного культурного феномена.
На обсуждение предлагается вынести следующие темы:

  • «Героическая антропология» – автор vs герой в контексте исторического развития
  • Онтология Героя: генезис, структура, функции
  • Герой и героическое - опыт социологического осмысления
  • Античные герои: десцентарии и асцентарии
  • Герой художественный и исторический
  • Герой как объект и субъект религиозного и квазирелигиозного культа
  • Герой как объект и субъект процесса инкультурации и воспитания
  • Герой как эстетический культ – мода, модель поведения, субкультура
  • Медийный Герой как репрезентатор архетипического бессознательного
  • «О дивный новый мир!» Герой и Борг – психологическое переформатирование?

Материалы принимаются до 01.08.2018

 


 

№ 4 (33) 2018: Кросс-культурные исследования

Приглашённый редактор выпуска

pict Анатолий Михайлович АЛЕКСЕЕВ-АПРАКСИН
Доктор культурологии, Доцент
Доцент Института философии Санкт-Петербургского государственного университета
Профессор Высшей школы печати и медиатехнологий Санкт-Петербургского государственного университета промышленных технологии и дизайна (Санкт-Петербург, Россия)

Кросс-культурные исследования – одно из актуальнейших направлений гуманитарной науки, эффективно продуцирующей достоверное знание о себе и о мире в целом. Научные перспективы данного направления связаны с возрастающей мобильностью, изменением режимов информационного обмена, ростом культурных диффузий, динамикой глокализации и транскультурации. Осмысление данных феноменов определяет тематику формируемого выпуска журнала. На его страницах предполагается представить исследования, направленные на прояснение многообразных процессов сближения и размежевания культур в различных сферах жизни.
Сегодня, пожалуй, ни у кого нет сомнений, что мир движется межкультурными контактами. Обогащается взаимодействиями и заимствованиями. Обновляется столкновениями. Развивается конвергенцией смыслов и союзами «разного». Так было всегда. Однако, история эта, в отличие от истории искусства, техники, экономики и политики ещё не написана. Много лакун и в понимании настоящего, которое (несмотря на успехи кросс-культурной инженерии) стихийно и переменчиво. В такой ситуации исследователь (какой бы сферой межкультурных контактов он не был увлечен) обречен на новизну, ведь даже небольшие кросс-культурные изыскания ведут его к двум типам полезных открытий: 1) Выявлению сходства, знаний и умений, перенесенных и адаптированных, либо выведенных из опыта разных народов, выработанных в разных местах и в разное время, т.е. неслучайного знания, претендующего на универсальность. 2) Обнаружению различий, несовпадений в повседневных практиках, миропонимании, что позволяет не только лучше понять Другого и вывести его культурную специфику, но и узнать нечто новое о самих себе.
Учитывая междисциплинарность заявленной проблематики, к сотрудничеству приглашаются теоретики (философы, культурологи, историки, психологи, востоковеды, религиоведы, антропологи) и практики (специалисты по межкультурному менеджменту, администраторы многонациональных регионов и международных проектов), авторы, представляющие социальную и гуманитарную научные сферы. Исследователи искушенные эвристическими возможностями кросс-культурных исследований, вдохновленные интерактивностью современного знания, возможностями интеграции научной, художественной, религиозной и философской картин мира, синтезом западных и восточных мировоззрений.
Особый интерес представляют работы посвященные:
истории и теории межкультурных взаимодействий;
методологии транскультурной аналитики;
выявлению новых форм идентичности;
межкультурной коммуникации;
выявлению этнософских спецификаций;
сопоставлению культурных кодов Запада и Востока;
философской и культурологической компаративистике;
проблемам глокального синтеза (исследования освещающие проблемы трансформации культурных ориентаций, смыслов, ценностей и потребностей).


Отобранные материалы предполагается представить в трёх топиках: история, теория и актуальная практика.

Материалы принимаются до 01.11.2018

 

ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ

К проблеме наездницы русского постмодернизма

22.09.2013 |
Посвящается В. Л. Рабиновичу Насмерть загоню? Не бойся — ты же, брат, не Брут: Смерть мала и ненадолго, Цезарь...
Comment: 1

Рецензия на книгу: Попова Д.Л Сакральная семиосфера северного города. - Архангельск, 2015

28.10.2017 | Кондратова Галина Александровна
Сакральная семиосфера северного города: монография/Д.Л.Попова; М-во образования и науки Российской Федер,...
Комментарии: 0

Арзрум, да не тот. Империобол как предчувствие футболистической революции

26.06.2012 |
В основе материала — выступление автора на Международном конгрессе «Россия и Польша: память...
Комментарии: 0

Напоминание о Гумберте

05.04.2012 | Александр Люсый
Ритмы киногламура в геополитическом любовном треугольнике[1] «Здесь мы, в сущности, смягчаем мнение...
Комментарии: 0

Наблюдатель как актер в хеппенингах и тотальных интерактивных инсталляциях

01.07.2011 |
Статья Томаса Дрейера в переводе Ирины Соколовой. Томас Дрейер — современный немецкий теоретик...
Комментарии: 0

Нефть — метафора культуры

15.11.2011 |
Нефть выходит бараном с двойной загогулиной на тебя, неофит. Алексей Парщиков Страна при расцвете рождает...
Комментарии: 2

От фанов до элиты. Поиски длинных мыслей в пост-манежной ситуации

19.10.2011 |
11 декабря на Манежной, 15 декабря у «Европейского», Питер, Ростов, Самара… Странное поведение милиции....
Комментарии: 0

Девальвация медиа-активизма: от «DIY» до «I LIKE»

15.11.2011 |
Удешевление технологий распространения и кроссплатформенность обработки передачи мультимедиа сказалось...
Comment: 1